Смолянка Зоя Афанасьевна Савченкова – о себе и своей судьбе

SAMSUNG DIGITAL CAMERA

«Любите ли вы театр, как люблю его я?..» Этот знаменитый монолог Виссариона Белинского вполне могла бы произнести и моя героиня – жительница деревни Ракитня-2 Зоя Афанасьевна Савченкова. Возможно, ее тяга к ярким и позитивным впечатлениям – родом из детства. Детские и юношеские годы были наполнены голодом, лишениями и ожиданием без вести пропавшего отца. В какие-то моменты смолянке сложно говорить – воспоминания словно возвращают еще в то далекое время. Она будто вновь слышит звуки бомбежек и плач голодных детей и видит лица родных, которых уже нет в живых. И тогда Зоя Афанасьевна ненадолго замолкает, а ее глаза наполняются слезами.

Без объявления войны

В 1929 году в Смоленске в обычной семье родилась девочка, первенец, родители нарекли малышку именем Зоя, наверняка не зная, что это имя с древнегреческого означает «жизнь». Так и получилось, что она смогла выжить, несмотря ни на что, а повзрослев, сумела научиться радоваться жизни.

Почти перед самой войной семья (на тот момент многодетная) переехала в Ельню. Отца забрали на фронт, а Зоя как старшая из четверых детей разделила с матерью заботу о младших (самой маленькой сестренке на тот момент едва исполнился годик).

«Помните ли вы начало войны?» – спрашиваю я у моей собеседницы. «Я помню только одно, – тут Зоя Афанасьевна делает паузу и голос ее дрожит. – Все кричали и плакали».

Вскоре после этого мать решила бежать – взяла детей, посадила их на повозку, туда же кинула что-то из вещей, и они тронулись в путь. К счастью, обошлось без приключений. Добрались до Орловской области, там же перезимовали. А весной отравились дальше. Доехали до Козельска. Остановились впятером в небольшой комнатушке. Обстановка была скудная. «Печка, кровать, стул – больше ничего. Кто-то принес матрас, вещи». Рядом была Оптина пустынь, облик которой запечатлелся в памяти девочки.

«Очень тревожно было, трое детей – все хотели есть. Мы с братом (он был на 5 лет моложе меня), ходили по деревням, еду просили. Летом было нормально – грибы и ягоды. Всё, что росло, – всё наше было», – продолжает делиться воспоминаниями моя собеседница.

По словам Зои Афанасьевны, бомбы нередко падали в местные водоемы и глушили рыбу. И такому нежданному улову радовались и дети, и взрослые.

Голод очень чувствовался зимой, когда с едой было совсем плохо.

Я жду тебя, папа…

В конце 1943-го Зоя с мамой узнали об освобождении Смоленска, и семья засобиралась в обратный путь, домой. «Мы вернулись в Смоленск весной 44-го, приехали в Красный Бор на станцию, возле нее солдаты бросили землянку, и мы ее заняли. Некоторое время мы ютились там, а потом пожилой сосед помог нам слепить домик».

Отец Зои домой не вернулся – боец пропал без вести в 1942 году. И его потомки до сих пор не знают, где и как это случилось. Зоя, нежно привязанная к отцу, долго не могла смириться с потерей. «Конечно, я до сих пор его помню, отец был очень добрым человеком. Я каждый поезд ходила встречать…»

Перестала Зоя ждать, когда по железной дороге перестали ходить эшелоны с бойцами. «А мама не ждала его после войны, говорила: «Какой бы ни был, даже полуживой, он бы всё равно пришел домой». Он сильно любил семью. К сожалению, от отца даже фотографий не осталось, ничего», – рассказывает Зоя Афанасьевна.

до войны успел закончить 5 классов и после войны – еще один. Девочка часто болела: сказались испытания военного времени. «Кем хотела стать? – переспрашивает меня моя собеседница. – Только хотела одного – детей накормить. Я была старшая, мама все время на работе».

SAMSUNG DIGITAL CAMERA

Личная жизнь

В 1947-м Зоя вышла замуж. За фронтовика-танкиста Юрия, которому приглянулась миловидная и миниатюрная девчонка. «Почему он на мне женился – по сей день не могу понять, я же худенькая была, когда сына родила – 44 кг всего весила», – продолжает рассказ смолянка.

А далее все как у всех – дети, работа, быт… Трудиться без образования приходилось и стрелочницей, и грузчицей на стройке, и кладовщицей. Со временем Зоя с мужем и детьми перебрались в Гнездово. Но семейная жизнь, как это говорят, дала трещину, и супруги развелись спустя более чем 20 лет совместной жизни. Зоя Афанасьевна вышла замуж второй раз, когда ей уже было далеко за 40. Знакомый ей по работе немолодой, но представительный мужчина (бухгалтер) как-то сказал ей в лоб: «Ну что ты одна будешь…».

Супруг Иван Филиппович попался хороший. Забегая вперед, отмечу, что он умер 11 лет назад, но связь с его детьми и внуками вдова держит до сих пор.

Чудесные мгновения

Зоя Афанасьевна всю себя всегда отдавала семье, на ней было еще хозяйство – корова, свиньи. Но самым большим ее увлечением стал театр.

«Я очень любила ходить в театр, даже при большой занятости всё равно выкраивала время. Все постановки в Смоленске пересмотрела, ни одну премьеру не пропускала, я бы и сейчас сходила…» – признается мне пенсионерка.

Попала в театр впервые благодаря работе: для культурного просвещения трудящихся выделили автобусы на производстве. И поняла, что это – ее… В этой особой атмосфере много составляющих. «Нет, телеспектакли – это не то, люблю прийти, чтобы было тихо, по-настоящему, занавес, тишина, пространство, чтобы люди красиво одеты», – рассказывает мне про свое увлечение Зоя Афанасьевна.

Кстати, наряды она шила сама и себе, и детям. У нее родились двое детей: сын Евгений (живет в Красноярске) и дочь Людмила, которая сейчас ухаживает за матерью. Они подарили ей троих внуков и правнука.

«Мои близкие приносят мне радость, – говорит пенсионерка. – Что еще? Многое… Кроссворды, книги, всё люблю – и романы, и классику».

У нее когда-то была своя большая библиотека. Книги в том числе привозила из поездок в Москву, помимо магазинов посещала и культурные учреждения. Смолянка побывала в Большом и Малом театре, во Дворце съездов, цирках. И всё нравилось, всё восхищало. Много артистов довелось видеть вживую. Признается – больше всего запомнилась встреча с любимом актером Николаем Крючковым.

«Значит, всё сложилось счастливо?» – спросила я Зою Афанасьевну. «Не могу назвать свою жизнь счастливой, было тяжело, много работала, всегда, помимо основной, находила другую работу… Болела – несколько инсультов было. Да и ничего я не совершила такого выдающегося, правда, с людьми всегда ладила, никогда не делала плохо. Сын как-то пошутил: «Мама, ты меня плохо воспитала: меня каждый может обмануть», – улыбается моя собеседница, хотя она-то понимает, что всё сделала правильно.

Олеся ТОМАШОВА